1903585
 

Как мне удалили варикозную вену по ОМС и не взяли ни копейки.

После родов у меня на голени появилась выпуклая вена. Флеболог сказал: клапаны не работают, кровь застаивается, надо удалять.

Мария Руденко, сделала операцию

Дело было в августе 2018 года. В частной клинике за консультацию врача и УЗИ вен обеих ног я заплатила 1500 рублей. Там же я узнала стоимость операции по удалению вены — еще 50 тысяч. Но денег мне стало жалко, и я сделала операцию по ОМС.

С тех пор прошел год, и вена меня пока что не беспокоит. В этой статье расскажу, как все прошло.

Было страшно

На момент операции мне было 29 лет. До этого серьезных проблем со здоровьем у меня не было, а опытом операций не могла поделиться даже бабушка. Кроме того, я боюсь боли и на приеме у стоматолога прошу сделать мне два укола. Поэтому операция по ОМС, особенно в обычной местной горбольнице, ассоциировалась у меня только с тем, что я видела в кино: 70-летние пациенты, ободранные больничные стены, падающая на голову штукатурка, общий санузел на этаже, хмурый медперсонал. Не скрою, мне было очень страшно.

Теперь, когда все прошло хорошо, я спокойнее отношусь к операциям и бесплатной медицине. Если среди читателей найдутся люди, которые боятся врачей не меньше меня, возможно, эта статья поможет им преодолеть свой страх и поправить здоровье за счет государства.

Направление на операцию

Дорога к операции за бюджетные деньги начинается в поликлинике, куда человек прикреплен. У меня она выглядела так: сначала я пришла к хирургу общей практики в поликлинике, он дал направление к сосудистому хирургу в больнице, сосудистый хирург дал направление на операцию и сам же прооперировал.

В моем случае все упрощалось за счет того, что поликлиника и больница находятся в одном здании. При них же работает консультативный центр с узкими специалистами: кардиологом, эндокринологом, маммологом, гастроэнтерологом, сосудистым хирургом и другими врачами. Поэтому, по сути, меня направляли из одного кабинета в другой.

Записаться к врачам у нас можно по телефону через регистратуру или на специальном сервисе Краснодарского края. Записывают не на определенное время, а на временной интервал: например, с 9 до 13. В это время нужно прийти и в порядке живой очереди пройти на прием. К хирургу общей практики в поликлинике я попала уже на следующий день, а записи к сосудистому хирургу пришлось ждать две недели.

Хирург в поликлинике посмотрел на заключение частного флеболога, пощупал вену и дал направление к сосудистому хирургу в консультативном отделении. Сосудистый хирург подтвердил диагноз частного коллеги: вену надо удалять. Если этого не сделать, со временем на ноге начнут появляться гниющие язвы, а внутри вены будут образовываться тромбы — в общем, приятного мало. Операция называется флебэктомией, и ее делают по ОМС.


Перечень ВМП по программе ОМС на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов


Провести операцию мне предложили или в сентябре, через месяц — в расписании хирурга нашлось «окно» — или уже по очереди, в декабре. Я выбрала декабрь: у нас тепло до ноября, а к тому моменту я уже знала, что после операции пять месяцев придется носить компрессионное белье. В жару так себе удовольствие.

А еще я была не готова морально. К моим страхам перед операцией добавлялось общественное мнение в лице родных, коллег и соседей. Они уверяли, что в местной больнице мне изуродуют ногу, поэтому на операцию непременно надо ехать в краевой центр, Краснодар (Москву, Нью-Йорк, нужное подчеркнуть). А еще в Геленджике есть шаман — он заговорит вену, и все будет отлично.

Попутно я нагуглила, что наркоз — вещь непредсказуемая, я могу уснуть и не проснуться. Поэтому время мне нужно было еще и затем, чтобы написать завещание и дать мужу ценные указания по поводу кремации.


Операцию назначили на 13 декабря. Через неделю после этой даты планировался новогодний корпоратив в другом городе, и я уже мысленно с ним попрощалась: пока я отойду от наркоза, пока мне снимут швы, пока я вернусь к привычной жизни. Все это приводило меня в состояние, близкое к панике.

Анализы перед операцией

Сосудистый хирург также выдал мне список анализов, которые необходимо сдать для операции:

1. Общий анализ крови.

2. Общий анализ мочи.

3. ЭКГ.

4. Флюорография.

5. Анализы на ВИЧ и СПИД.

6. Анализ на группу и резус-фактор крови.

7. УЗИ вен.

С этим списком я пришла к участковому терапевту, которая дала мне все направления и объяснила, что в каком порядке делать. Это было примерно за месяц до операции.


Флюорографию я сделала в тот же день: так как поликлиника и больница в одном здании, я просто спустилась на один этаж в отделение рентгенологии, простояла час в очереди и полчаса погуляла по больничному скверу, пока ждала результаты. Кровь, мочу и ЭКГ я сдала на следующий день, это заняло примерно три часа. Почти все анализы были готовы через 3 дня, ВИЧ и СПИД — через 10 дней.

С УЗИ вен что-то пошло не так: до конца года все места оказались расписаны, и я на него не попала. Но сосудистый хирург меня успокоил: перед операцией все равно нужно будет еще раз делать исследование, поэтому сейчас за него можно не платить.

В частной лаборатории те же анализы делают быстрее, зато так я сэкономила больше 3000 рублей — если сравнивать с ценами сочинского «Инвитро».

Госпитализация

Я проверила завещание, купила подарки к Новому году и нарядила елку, а потом начала собираться в больницу. В сумку сложила документы, чулки, пижаму, полотенце, теплую шаль, зубную пасту, гель для душа, конфеты, кофе, термокружку, книгу и наушники. Забегая вперед, книжку можно было не брать, а с количеством конфет я погорячилась.

В приемном отделении обнаружилось, что я не взяла направление на операцию от хирурга общей практики в поликлинике. Я еще раз порадовалась, что все в одном здании: на улице +5 °C и дождь — типичная сочинская зима. В регистратуре поликлиники мне пошли навстречу и выдали талон на прямо сейчас. Проведя в очереди всего сорок минут, я получила заветный документ.

В отделении сосудистой хирургии мне открыли больничный на время пребывания в стационаре. Как мне сказали, на все уйдет 3—5 дней, но лишнее время никто меня держать в больнице не будет. Как только я окончательно приду в себя и ничего не будет угрожать здоровью, меня выпишут.


Обстановка в отделении отличалась от образа больницы, который сформировался в моем сознании благодаря кинематографу. Городскую больницу № 4 основали еще в 1960-х годах, но к Олимпиаде здание перестроили и модернизировали. Видимо, поэтому я не обнаружила ободранных стен, стонущих больных и решеток на окнах. Меня положили в палату на двоих с отдельным санузлом, шкафом, зеркалом, большой кроватью и кучей розеток и кнопок в изголовье. Было очень чисто и тихо.

После госпитализации в палату пришел хирург и сообщил, что операция назначена на завтра на 11 утра и что мне даже можно съесть легкий ужин. Позднее меня навестил анестезиолог и сказал, что анестезия будет спинной — то есть я буду в себе, просто не буду чувствовать нижнюю часть тела. Я очень этому обрадовалась, потому что боялась наркоза — это когда человека выключают полностью. Появились шансы, что завещание мне не пригодится.

Обрадовалась я настолько, что позвонила маме. Она приехала и привезла картошку фри, капучино и сырный соус — судя по запахам из столовой, мне туда не хотелось. Легкий ужин состоялся в холле отделения. Но пришлось расходиться, потому что меня потерял хирург. О