1903585

Как платить меньше налогов, ссылаясь на кризис и пандемию

Как безопасно оптимизировать налоги в кризис Зачем в кризис нужно торговать по нерыночным ценам Как коронавирус поможет сэкономить страховые взносы Владислав Щенищев, налоговый консультант


Низкая цена на нефть, падение рубля, пандемия коронавируса — в России начинается экономический кризис. Некоторым отраслям правительство обещает компенсации. А что делать остальным? Банкротиться? Нет. Кризис — повод активизировать налоговое планирование и сделать его безопаснее. Снижается спрос? Торгуйте по нерыночным ценам При снижении спроса безопаснее становятся способы, основанные на трансфертных ценах. К примеру, когда группа компаний перераспределяет прибыль между участниками. При этом одна организация продает другой товары по заниженной цене. Налоговая экономия в этом случае достигается, если продавец — прибыльная компания, а покупатель — убыточная. Торговля по нерыночным ценам в данном случае объясняется тем, что в условиях кризиса продавцу выгоднее как можно быстрее получить оборотные средства. Даже если значительная скидка покупателю приводит к убыткам. Рубль падает? Переводите обороты на упрощенку При резком падении курса рубля многие компании столкнулись с необходимостью уплаты значительных сумм налога на прибыль. Пересчет дебиторской задолженности и денежных средств в иностранной валюте привел к росту внереализационных доходов в виде курсовой разницы. Во избежание этого целесообразно до стабилизации курса перевести валютные операции и банковские счета на компании, применяющие кассовый метод учета доходов и расходов. Об отсутствии влияния курсовых разниц на налоговую базу упрощенцев прямо сказано в пункте 5 статьи 346.17 НК. Для компаний, применяющих кассовый метод общего режима налогообложения, правило о том, что валютные обязательства не пересчитываются, следует из положений пункта 3 статьи 273 НК. Что касается средств на валютных счетах, то статья 273 НК не предусматривает момента признания такого дохода и расхода, как курсовая разница. Требования Минфина России в этой части (см., например, письмо от 09.07.2010 № 03-11-06/2/109) не основаны на нормах закона, поскольку признание доходов вне даты расчетов противоречит смыслу пункта 2 статьи 273 НК. Но регистрацию новых компаний на упрощенке придется обосновывать. Иначе налоговики обвинят вас в незаконном дроблении бизнеса. Все сидят на карантине? Сокращайте суммы взносов Персонал пришлось перевести на удаленку из-за опасности коронавируса? Прекрасно. Это повод оправдать замену трудовых договоров гражданско-правовыми. Заключать гражданско-правовой договор выгоднее, чем трудовой. На вознаграждения по гражданско-правовым договорам не нужно начислять страховые взносы в ФСС в размере 2,9 процента (абз. 4 ст. 5, п. 1 ст. 20.1 Федерального закона от 24.07.1998 № 125‑ФЗ). А если заключить гражданско-правовой договор с предпринимателем или самозанятым, то можно получить более существенную экономию. Компании вообще не придется платить взносы за предпринимателя: он их платит самостоятельно. С предпринимателем, который оказывает компании услуги, заключают гражданско-правовой договор. У него не должно быть признаков трудового. Исполнителя нельзя обязать соблюдать трудовой распорядок и дисциплину. Ему нельзя предоставлять такие социальные гарантии, как оплата больничного, отпуска и т. д. Оплата должна быть за результат, а не за отработанное время. Стороны нельзя называть «Работник» и «Работодатель». В обычном случае, если помимо предпринимателей в штате компании не будет обычных работников, риск высок. Однако в условиях пандемии коронавируса оправданно желание руководства компании иметь минимум штатных сотрудников и максимум внештатных. Вполне возможно объяснить кризисом необходимость перевода персонала в стороннюю организацию и выполнение части работ по договорам аутсорсинга. Но крайне желательно подтвердить расчетами прямую экономию от такого перевода. То есть расходы на собственных сотрудников должны быть больше, чем выплаты по аутсорсингу. Тогда ссылка на кризис и неэффективность содержания собственного штата сотрудников может сработать. Объяснимым становится и способ с выплатой «золотого парашюта» увольняемым сотрудникам вместо зарплаты, а затем повторный прием их на работу «в связи с улучшением конъюнктуры рынка». Конечно, он применим только к ограниченному кругу работников и возможен только при их согласии. Чиновники согласны, что сумма «золотого парашюта» не облагается НДФЛ и взносами в пределах трех средних заработков (п. 3 ст. 217, подп. 2 п. 1 ст. 422 НК, письма Минфина от 30.08.2017 № 03-04-06/55737, от 29.12.2016 № 03-04-05/79263, ФНС от 25.05.2017 № БС-4-11/9933). Страховые взносы и НДФЛ следует начислять только на суммы выходных пособий, которые превышают установленный норматив (письма Минфина от 16.05.2018 № 03-15-06/32836, от 12.01.2017 № 03-15-06/620, от 05.05.2017 № 03-04-06/27591 и др.). Однако Верховный суд считает, что компенсация при увольнении в пределах пяти среднемесячных заработков сотрудника экономически обоснована. И у налоговиков не должно быть претензий к таким выплатам (определение от 27.03.2017 № 305-КГ16-18369). Размер «золотых парашютов» необходимо обосновать. Сделать это обязан налогоплательщик (определения ВС от 28.03.2017 № 305-КГ16-16457, от 26.04.2017 № 305-КГ16-19115, от 20.02.2018 № 305-КГ17-15790). Судебная практика выработала два критерия экономической обоснованности выплат. Первый — денежная выплата помогла компании достичь своей цели — избавиться от работника. При этом не важно, по каким причинам налогоплательщик хочет этого. Второй — сумма выплат при увольнении по соглашению сторон сопоставима с затратами при альтернативных сценариях увольнения с учетом репутационных рисков компании и работника. Если компания уже экономит страховые взносы за счет материальной помощи, то в условиях кризиса безопасность этого способа тоже повышается. Напомним, Верховный суд пришел к выводу, что материальная помощь не носит стимулирующего характера, поэтому не является элементом оплаты труда. Если подобная выплата закреплена в коллективном договоре или ином внутреннем акте организации, она не облагается страховыми взносами (определение от 03.11.2017 № 309-КГ17-15716). Ранее налоговики были против подобной логики. Однако им будет сложно оспорить необходимость помогать сотрудникам, страдающим от коронавируса.




Звать на комиссии теперь бессмысленно
Экономический кризис имеет еще одну положительную сторону. Теперь вызовы налогоплательщиков на различные комиссии, по сути, бессмысленны. Поскольку на требования повысить зарплату или избавиться от убытков компания может уверенно ответить, что в данный момент это невозможно. Нужно дождаться момента, когда кризис закончится. Оспорить этот довод невозможно.

Покупатели не платят? Снижайте НДС Известная схема: продавец сначала предоставляет покупателю скидку на товар, а затем покупатель компенсирует разницу за счет не облагаемых налогом платежей. Если не увлекаться и не делать скидки больше 20–25 процентов, то способ работал и до кризиса. А уж в условиях финансовой нестабильности он становится еще более оправданным. Если продавец отгрузил товар по цене ниже рыночной, а покупатель не только оплатил товар, но и перечислил продавцу деньги по основаниям, которые не облагаются НДС, инспекторы непременно проверят эти сделки. Контролеры настаивают, что любые платежи покупателя, хоть как-то связанные с реализацией, должны увеличивать базу продавца по НДС (подп. 2 п. 1 ст. 162 НК). Без опаски можно не платить НДС со штрафа за односторонний отказ от исполнения договора, в частности договора на оказание услуг. Минфин считает, что в этом случае услуги не оказываются, а значит, нет и реализации, с которой можно связать платежи (письмо от 07.02.2017 № 03-07-08/6476). Такой способ подойдет, когда нужно оправдать безвозмездное дарение денег. Но сэкономит в этом случае только покупатель, у которого появится шанс учесть сумму штрафа в налоговых расходах. НДС при дарении денег и так не возник бы. По другим суммам между компаниями и налоговиками постоянно идут споры, с каких из них нужно платить НДС. Суды принимают разные решения. Например, если речь идет о штрафе по договору поставки, то все зависит от конкретных условий. Общая тенденция такова, что штрафы за нарушение условий оплаты использовать безопаснее, чем штрафы за нарушение условий получения товара, работы или услуги. Но если же продавец систематически получает от всех штрафы и неустойки, то суду будет трудно поверить в отсутствие умысла. Можно понять, когда условия нарушают два-три контрагента, но не все же вместе. Среди платежей, косвенно связанных или не связанных с реализацией, отдельно можно выделить проценты по коммерческому кредиту, которые покупатель платит продавцу. Чиновники согласны, что эти суммы не облагаются НДС (письма Минфина от 21.05.2015 № 03-07-05/29303, ФНС от 08.07.2014 № ГД-4-3/13219@). Подтверждают это и суды (постановление ФАС Московского округа от 22.05.2014 № Ф05-4674/14). Аргументы в пользу компаний основаны на том, что проценты по любым отсрочкам или рассрочкам схожи с процентами по займам. А те освобождены от НДС (подп. 15 п. 3 ст. 149 НК).


Россия
Email: 150871@mail.ru
  • Facebook
  • YouTube

© 2015 Татьяна Агапова. Сайт создан на Wix.com