1903585

Налоговые риски 2020: кто предупреждён - вооружён

Ведение предпринимательской деятельности в России сопряжено с высокими рисками. В том числе налоговыми. Примечательно, что даже не используя какие-либо средства оптимизации и уплачивая все положенные налоги, нельзя с металлом в голосе сказать: «проблем точно не будет». Добросовестные поставщики и реальные сделки также попадают в зону пристального внимания налоговых органов.


Справедливо задаться вопросом: почему? С одной стороны, есть история повального использования однодневок налогоплательщиками, из-за чего последние, в глазах налоговой, выглядят не иначе как жулики. С другой, мы имеем совершенно очевидные проблемы в экономике, решать которые, по всей видимости, будут за счёт «дополнительных» налоговых поступлений в бюджет.


Изменить данную ситуацию налогоплательщики, к сожалению, не могут. Высокие налоговые риски нужно принять и учитывать в своей деятельности.


Тренды и бренды

Налоговый риск – риск переоценки налоговой инспекцией налоговых последствий тех или иных хозяйственных операций.


ФНС ответственно рапортует о победе над «фирмами-однодневками». Основная заслуга - за роботом по имени «АСК НДС-2», который сопоставляет данные из декларации налогоплательщика с данными деклараций его контрагентов и, при обнаружении «разрывов», налогоплательщик получает требование предоставить пояснения.

Поэтому отсутствие «проблемных» контрагентов в конкретном бизнесе уже перестало быть своего рода защитой от налоговых рисков.


Спустя 10 лет внимание инспекторов вновь обращено на пресечение случаев необоснованного применения специальных налоговых режимов, которые также предоставляют возможность снижения уплаты НДС. Это то самое «искусственное дробление бизнеса», под которое может попасть абсолютно всё - от франчайзинга до создания нескольких однотипных компаний одним учредителем. Дьявол, как обычно, кроется в деталях. А о деталях, которые помогут отличить «искусственное дробление» от неискусственного, мы писали ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ.


Анализ налогоплательщиков

Вероятность реализации налоговых рисков в конкретном бизнесе зависит от соответствия критериям, закреплённым в Концепции системы планирования выездных налоговых проверок 2007 года. (См. Приказом ФНС России от 30 мая 2007 г. № ММ-3-06/333@) И год не должен останавливать, так как все критерии актуальны. Всего их названо 12, однако мы считаем возможным их сгруппировать:


Налоговая нагрузка, рентабельность, доля вычетов по НДС (критерий 1, 3 и 11) Ключевые критерии. Как правило, отстающие по данным показателям налогоплательщики - первые среди потенциальных кандидатов на ВНП. Обобщённые, в рамках всей страны, показатели содержатся в приложении к концепции. Данное приложение обновляется ежегодно. Соответственно, рассчитав налоговую нагрузку и рентабельность за прошлый год, а затем сравнив их со средними по отрасли показателями, налогоплательщик может оценить свои шансы попасть в план проверок.

В части налога на добавленную стоимость внимание уделяется доле заявленных вычетов по НДС. Общий рекомендуемый показатель составляет 0,89.


При этом важно понимать, что показатели в приложении к Концепции усреднённые, а значит могут и будут меняться в зависимости от отрасли и региона.


В качестве дополнительного инструмента для оценки налоговых рисков следует воспользоваться налоговым калькулятором сервиса «Прозрачный бизнес». С его помощью вы получите данные о среднеотраслевых показателях по налоговой нагрузке и рентабельности для конкретного вида деятельности, с учётом особенностей соответствующего региона и «масштабов» бизнеса. Подробнее об открытых информационных ресурсах для анализа прочитайте ЗДЕСЬ.


Убытки, уровень и рост расходов (критерий 2, 4, 7)

Два критерия, которые показывают, что налогоплательщик «химичит» с себестоимостью. Отражение убытков - верный способ получить из ИФНС требование представить пояснения. А если ситуация повторяется два и более раза подряд, шансы попасть в план проверок возрастают. Безусловно, убытки не всегда означают, что предприятие оптимизирует налоги. Причины могут быть разные: инвестирование в новые проекты, претензии контрагентов, финансовый кризис. Однако, эти причины нужно чётко понимать и суметь донести информацию в ответах на требования.

Кроме того, налоговый орган совершенно точно запросит информацию о том, как налогоплательщик собирается исправлять ситуацию, своего рода антикризисный план.


Аналогичная ситуация с темпом роста расходов. В идеальном мире предприятие ежегодно должно выдерживать +/- одинаковое соотношение доходов и расходов, а лучше сокращать долю расходов за счёт автоматизации, совершенствования технологических процессов и прочего. Тем не менее ситуации бывают разными. Соответственно, если расходы налогоплательщика по каким-то причинам выросли, эти причины нужно выявить и по требованию инспекции озвучить.


Для расчёта темпов роста доходов и расходов можно использовать данные бухгалтерского баланса (отчёт о фин результатах) и декларацию по налогу на прибыль. Показатели доходов (выручка) прошлого периода (например, 2019 г.), делят на показатели позапрошлого (2018 г.) и умножают на 100. То же самое с расходами (себестоимость). Если результат первого расчёта ниже второго, вполне вероятны вопросы от ИФНС.

Отдельно Концепция отмечает критерий для индивидуальных предпринимателей, уплачивающих НДФЛ (применяющих ОСН). Так доля заявленных ими расходов не должна превышать 83% от величины доходов.


Уровень заработной платы (критерий 5)

Данный критерий близок к первой группе. Отклонения от среднеотраслевого уровня могут указывать на то, что налогоплательщик: во-первых, оптимизирует НДФЛ и страховые взносы, во-вторых, где-то берёт наличные на выплату неофициальной зарплаты.

Сверить данные по среднему ФОТ в свой отрасли всё также поможет налоговый калькулятор сервиса «Прозрачный бизнес».


Показатели налогоплательщика близки к предельным значениям для применения спецрежимов (критерий 6)

Примечательно, что Концепция по планированию ВНП к предельным показателям относит не только величину выручки субъекта и количество его персонала, но также долю участия другого юридического лица в уставном капитале на 25%. То есть такой состав участников также является раздражающим фактором.


В настоящий момент данный признак активно используется в целях выявления схем искусственного дробления. 


Цепочки посредников и сомнительные сделки (критерий 8 и 12)

Полагаем, что фразы, необоснованная налоговая выгода, деловая цель и должная осмотрительность знакомы всем или почти всем предпринимателям. 8 и 12 критерии как раз про это.


Игнорирование требований (критерий 9)

Ни в коем случае нельзя отмалчиваться по требованиям ИФНС. Этим налогоплательщик только усугубит своё положение.


Миграция (критерий 10)

Ранее миграция компаний из одной инспекции в другую (в том числе в другой регион) было эффективной тактикой для усложнения налогового контроля. Однако в настоящий момент законодательная база и подход инспекции к смене адреса серьёзно поменялся. Во-первых, переезд из региона в регион существенно удлинён.Переезд в другое муниципального образование выполняется в два этапа, между реализацией которых должно пройти не менее 20 календарных дней. У ИФНС есть достаточно времени, чтобы принять решение о целесообразности налоговой проверки. Во-вторых, при любой миграции предприятия, соответствующая ИФНС проводит тщательную проверку для подтверждения реального местонахождения компании.


Неформальные критерии отбора


Возмещение НДС

Конечно же, возмещение НДС не является критерием для назначения выездной проверки и это абсолютно законная операция. Тем не менее сумма возмещённого налога является отдельным показателем эффективности для каждой инспекции. Результат - доскональные проверки компаний, претендующих на получение налога из бюджета с целью отказать. Соответственно, данная операция косвенно усиливает налоговые риски, поскольку вызывает предвзятое отношения налоговых инспекторов к налогоплательщикам.


Имущество компании

Ещё одним неофициальным критерием, привлекающим внимание налогового органа, является благосостояние налогоплательщика. ИФНС нужно не только доначислить, но и взыскать, то есть получить реальные деньги. В этой связи выбирая между двумя компаниями с +/- одинаковыми «залётами», инспекция выберет ту, с которой можно взыскать доначисленное.


Снижение количества ВНП


Обратимся к статистике. Например, в 2016 году налоговые органы провели 22 602 проверки организаций. Доначислениями завершились 99 % из них. Общая сумма доначисленного, с учётом пеней и штрафов, составила 340 млрд. рублей, то есть в среднем 15,2 млн на одну «удачную» проверку.

В 2019 картина изменилась. ВНП затронули 12 549 организаций, то есть снижение за 3 года почти в 2 раза. Средняя сумма доначислений на проверку 25 млн.


Разница колоссальная: «минус» 10 тысяч проверок, «плюс» 10 млн доначислений. Всё это говорит о росте эффективности налогового контроля. Тем не менее кроме выездной налоговой проверки, у налоговых органов есть ещё один инструмент, позволяющий пополнить бюджет.


Своего рода предупредительным выстрелом, предшествующим проверке, выступает комиссия по легализации. Данное мероприятие представляет собой переговорный процесс налогоплательщика с инспекцией на тему уточнения налоговых обязательств. В целом вызов на комиссию основывает на критериях включения налогоплательщика в план проверок. Однако, проверка - процесс долгий, договориться о приемлемых для обеих сторон условиях можно гораздо быстрее.


При этом не нужно воспринимать комиссию по легализации как некий устрашающий механизм. Наоборот, это возможность отстаивать свою позицию и продумать стратеги будущей защиты.


Кредитор - всёмогутор


Выявить нарушителя и доначислить налог - только полдела. Бюджет ещё должен получить реальные деньги. В этой части прогресс также не стоит на месте, в настоящий момент налоговый орган наделён сверх-полномочиями для взыскания налогов.


Во-первых, у инспекций есть специальное право «трясти» компании-клоны, то есть организации, на которые переводится деятельность, если у налогоплательщика возникают проблемы. Статья 45 Налогового кодекса разрешает в судебном порядке взыскивать налоговую недоимку с зависимого лица. Заметьте, никакого банкротства и субсидиарной ответственности. Для удовлетворения требования инспекция должна доказать суду, что действия налогоплательщика и лиц, на которые переводится деятельность (выводится выручка и имущество), носят согласованный (зависимый друг от друга) характер и приводят к невозможности исполнения обязанности по уплате доначисленных налогов.


В качестве доказательств принимаются сведения о том, что: 


  • активы компании с началом проверки стремительно уменьшаются; 

  • новая компания создаётся в период проверки, а список контрагентов удивительным образом совпадает; 

  • сотрудники должника переводятся на работу в новую компанию и т.д.


Во-вторых, упрощённый порядок привлечения бенефициаров должника к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве. Так, если более 50% требований кредиторов вытекают из налоговой задолженности, вина контролирующих лиц (директора, участников) презюмируется. (Подпункт 3 пункта 2 статьи 61.11 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Очевидно, что данная норма внесена в закон о банкротстве с целью облегчить работу налоговой инспекции и упростить процедуру взыскания с контролирующих лиц долгов их компаний перед бюджетом.

Банковский контроль


Не остаются в стороне и банки, которые не хотят видеть проблемные компании в числе своих клиентов. Требование по уплате налогов с расчетного счета, проверка реального места нахождения, право на отказ в обслуживании. Конечно, с этим можно спорить, но это долго, да и счёт всё равно в это время не работает. 


В поисках волшебной пилюли


Для снижения налоговых рисков существует достаточное число механизмов. Кроме того, есть отраслевые решения. Все они могут быть реализованы через создание группы компаний. Универсальной формулы, следование которой поможет без сучка без задоринки её построить, не существует – необходима точечная индивидуальная настройка под бизнес и задачи. 


Есть сопряженные вопросы: как наладить финансирование внутри группы компаний? Как финансировать смежные (часто дотационные) проекты, параллельные бизнесы (также требующие «накачивания» деньгами на возвратной основе), объединения нескольких бизнесов (как разово, так и на неопределенный срок). Остался за кадром и инструментарий скрытого владения бизнесом, благо отлажены новые инструменты, без необходимости использования иностранных компаний. Между тем, скрытое владение всем бизнесом или его частью становится обязательным элементом, если вы хоть как-то хотите защитить свои и активы.


В любом случае статья была написана не зря, если вы запомнили, что необходимо:

  • оптимизировать внутренние бизнес-процессы, выискивая ресурсы для повышения эффективности;

  • быть адекватными по отношению к текущему уровню налогового администрирования. Избыточно раздробленный, а потом искусственно сочлененный, со срощенным в мутной воде официальным и неоправданно агрессивным управленческим учётом, бизнес становится нежизнеспособным;

  • предпринимать конкретные шаги для повышения налоговой и имущественной безопасности - возводить редут обороны, что даст возможность выдержать ещё один непростой этап и остаться на плаву. Возможно это только в рамках группы компаний и только в соответствии с организационной структурой бизнеса. Но это уже совсем другая история.



Россия
Email: 150871@mail.ru
  • Facebook
  • YouTube

© 2015 Татьяна Агапова. Сайт создан на Wix.com