1903585

«Льготный кредит. Теперь расхлебываем»

Как компания воспользовалась антикризисным кредитом в 2020 году и оказалась в еще большей беде. Кто-то допустил ошибку — банк или ФНС, но расхлебывать пришлось компании. Мы узнали у юристов и представителей банков, как компании выбраться из подобной ситуации с наименьшими потерями.


«Услышав про антикризисный кредит, мы очень воодушевились»

Получили деньги на поддержку бизнеса. Теперь не знаем, как спасать компанию от помощи государства

После пандемии наша компания была не в лучшем состоянии. Мы занимаемся производством мебели. В апреле и мае были в простое — заказов не было. В мае положение стало критическим, пришлось уволить пять сотрудников. Когда увидели сообщения, что государство выдаст компаниям кредиты на поддержание бизнеса, воодушевились идеей его получить (постановление Правительства от 16.05.2020 № 696). Обрадовались, что сможем спасти производство и восстановить штат — ведь если выполнить все условия, деньги возвращать не придется! Несколько раз прочитали условия для получения кредита. Предусмотрели все риски. Рассчитали, что можем претендовать на 2 млн руб. Исходили из численности сотрудников за май 2020 года — 24 человека: по одному МРОТ на каждого человека за каждый месяц базового периода. То есть на полгода — с июня по ноябрь включительно. Плюс 30 процентов на страховые взносы. Всего насчитали 2 270 736 руб. (((24 чел. × 12 130 ₽) + 30 %) × 6 мес.). Сумма для нас большая, было страшно. Но сильнее всех опасений было желание выйти на прежний объем производства и восстановить численность работников.

«Первый звоночек: кредит выдали на пять месяцев вместо полугода» Мы решили оформить договор на льготный кредит. Были в полной уверенности, что выполним условия и нам спишут всю сумму. Позвонила в банк узнать, какие документы нужны:

Банк посчитал кредит исходя из пяти, а не шести месяцев, как мы планировали. Сумма кредита получилась меньше на 378 456 руб. (2 270 736 – 1 892 280). Это было странно. Но мы все равно обрадовались, что получили деньги. Выяснять с банком, почему сумма меньше, не стали. Впоследствии оказалось, что это только первый звоночек в череде наших неурядиц. 22 июня 2020 года подписали кредитное соглашение.

«Мы увеличили штат, но банк перевел нас на период погашения» В июле из компании ушли два сотрудника. Но это было не страшно, так как численность осталась на уровне 91,7 процента от численности за май (22 чел. : 24 чел. × 100%). Следили, чтобы численность не опустилась ниже 90 процентов. Иначе нам пришлось бы вернуть минимум 50 процентов от кредита. Осенью начали увеличивать штат. Взяли пять человек. Мы были уверены, что выполнили все условия для полного списания кредита. Но не тут-то было. В последний день базового периода банк прислал нам уведомление, что компания должна вернуть кредит. Мол, нарушили условие по численности. Я в шоке, начала звонить в банк:

Срочно подготовила копии СЗВ-М. Банк проверил документы и прислал через три рабочих дня новое уведомление: компанию перевели на период наблюдения. Мы выдохнули — возвращать кредит не нужно.

«28 декабря получили уведомление: вернуть кредит плюс 19 процентов годовых» Затишье было недолгим. 28 декабря нам позвонили из банка с требованием погасить кредит с процентами — 19 процентов годовых.

На следующий день банк, как и обещал, списал первую сумму кредита с расчетного счета. Конечно же, с большими процентами. Ситуация произошла за несколько дней до Нового года — «подарок» от государства.

«Антикризисная поддержка от государства обернулась для нас катастрофой» На следующий день, 29 декабря, в большой спешке подготовили и отправили запросы в банк, ФНС и Минэкономразвития. Ответил только банк, и то через месяц. В письме повторил информацию, которую уже озвучили по телефону: по данным ФНС, компания не выполнила условие о численности, поэтому остаться дальше в программе не может. Официального ответа от налоговиков я не дождалась, решила им позвонить:

Так мы поняли причину наших несчастий. СЗВ-М за май мы подали 2 июня. Специально подготовили отчет в первых числах месяца, чтобы Пенсионный фонд успел передать сведения налоговикам. Но как выяснилось впоследствии, к 22 июня до ФНС данные о численности все еще не дошли. Поэтому компания попала в программу по предоставлению льготного кредита с апрельской численностью — 29 работников. Если бы мы знали это в тот момент, когда оформляли кредит, то не стали бы рисковать. За май из компании уволились пять человек (29 – 24). А численность осталась в пределах 80 процентов — 82,6 процента (24 чел. : 29 чел. × 100%) от апреля. После получения кредита нам было достаточно уволить одного сотрудника, чтобы вылететь из программы. Но мы этого не знали и в июле расстались с двумя работниками. По логике ФНС, численность упала до 75,9 процента (22 чел. : 29 чел. × 100%). Получается, из-за долгого обмена данными между Пенсионным фондом и ФНС поддержка государства обернулась для нашей компании катастрофой.

Початимся с юристами




Россия
Email: 150871@mail.ru
  • Facebook
  • YouTube
iomoney.png

© 2015 Татьяна Агапова. Сайт создан на Wix.com