1903585

Субсидиарная ответственность за брошенные ООО

Словосочетание «Субсидиарная ответственность» за последние несколько лет прочно закрепилось в сознании и даже подсознании собственников бизнеса и их «приспешников». При этом, «субсидиарка» ассоциируется прежде всего с банкротством - затяжной и дорогостоящей процедурой. Однако, на сегодняшний день привлечь контролирующее должника лицо (КДЛ - директора, участника и др.) к субсидиарной ответственности по долгам такого должника можно и в упрощенном режиме - фактически минуя банкротство. Если заявление о банкротстве возвращено налоговой инспекции по причине отсутствия средств для финансирования процедуры, то у нее сразу возникает право обратиться с заявлением о субсидиарной ответственности к соответствующим лицам. Если процедура банкротства прекращена по тому же основанию, то это право возникает и у других кредиторов. (п. 3 ст. 61.14 Федеральный закон от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Субсидиарная ответственность по долгам ООО на сегодня может быть вообще не связанной с его банкротством.

С июля 2017 года привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности можно и в случае исключения организации-должника из ЕГРЮЛ как недействующего. Данное правило распространяется только на общества с ограниченной ответственностью.

Исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 - 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества. п. 3.1. ст. 3 ФЗ «Об ООО»

Юридическое лицо исключается из ЕГРЮЛ как недействующие, если (ст. 21.1. ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»): - в течение предшествующих 12 месяцев не сдавало отчетности и не осуществляло никаких операций по своим банковским счетам;

- в течение шести месяцев в отношении организации в ЕГРЮЛ «висела» запись о недостоверности сведений о ней;

- организацию невозможно ликвидировать ввиду отсутствия средств на осуществление ликвидации.

Это как раз та быстрая и бесплатная «ликвидация», на которую рассчитывали многие, прекращая отчитываться по деятельности ненужной компании.

Сейчас после исключения ООО из ЕГРЮЛ, согласно п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», кредиторы могут идти в суд с требованиями напрямую к директору, участнику или иному лицу, контролировавшему «брошенную» компанию.

Это связано с тем, что субсидиарная ответственность распространяется на следующих лиц:

- единоличных исполнительных органов ООО и иных лиц, которые уполномочены выступать от его имени;

- членов коллегиальных органов;

- иных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия ООО, в том числе давать обязательные для исполнения указания руководителям организации.

В последней группе оказываются участники ООО, с привлечением которых к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию ясность более-менее присутствует. Они точно относятся к категории лиц, способных давать обязательные для директора указания.

Меньше ясности в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности «иных контролирующих лиц». Да, закон позволяет предъявлять требования и к ним, но здесь, скорее всего, возникнет сложность для кредитора в доказывании фактов преобладающего статуса этих лиц в организации. Тем более в той, которая исключена из реестра. Подобные факты можно установить, например, путем проведения опросов сотрудников, которые бы засвидетельствовали, кто действительно руководил компанией. Но вряд ли рядовые кредиторы обладают доступом к подобной информации. Очевидно, что процесс доказывания факта контроля у «иных» лиц будет для кредитора затруднительным.

При этом закон в качестве субсидиарных ответчиков указывает тех лиц, именно по вине которых не исполнено конкретное обязательство Общества. Вполне возможна ситуация, когда обязательство было не исполнено по вине одного директора, а при исключении из Реестра эту должность в компании занимало уже другое лицо.

Рекомендации для кредиторов здесь следующие: - в первую очередь в качестве соответчиков указывать директора/участников, которые были указаны в ЕГРЮЛ в момент исключения из него компании, поскольку в соответствии с указанной нормой факт исключения компании из ЕГРЮЛ означает отказ основного должника от исполнения обязательства и, как следствие, вину последних руководителей компании в этом, а, следовательно, их субсидиарную ответственность;

- также можно указать директора/участников должника в момент неисполнения его обязательства. Однако, доказывая виновность указанных лиц, кредитору придется приложить усилия, в первую очередь потому, что презумпции их вины в данной ситуации в законодательстве нет;

- требования к ответчикам необходимо предъявлять в арбитражный суд по последнему адресу Должника, указанному в ЕГРЮЛ. К слову, с момента вступления в силу с июля 2017 г. новой нормы (п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО») существовала разная судебная практика, когда такие иски рассматривали и арбитражные суды, и суды общей юрисдикции. (Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 07.08.2018 г. по делу № 33-9556/2018, Апелляционное определение Пермского краевого суда по делу № 33-3959 от 16.05.2018 г.). Но начиная с 2019 г. арбитражные суды различных регионов однозначно указывают на подсудность таких споров арбитражным судам (Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 27 декабря 2018 г. дело № А43-37107/2018, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 сентября 2019 г. дел № А40-154962/2019, Сборник рекомендаций по применению Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации № 1, 2019 г. (подготовлен Арбитражным судом Уральского округа) по месту нахождения исключенного из ЕГРЮЛ Общества.

Полезность данной нормы для добросовестных кредиторов сложно переоценить. И для недобросовестных она открывает широкий горизонт возможностей - однако об этом мы уже писали.

Еще несколько нюансов. 1. Норма пункта 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» применяется к отношениям, которые возникли после его вступления в силу (после 28.07.2017 г.), что подтверждается судебной практикой, в том числе свеже опубликованной позицией Верховного суда РФ. (Определения ВС РФ от 30.01.2020 г. дело № А65-27181/2018, от 14.06.2019 г. дело № А40-5482/2018 и от 11.07.2019 г. дело № А40-204199/2018, постановления АС Московского округа от 06.08.2018 г. дело № А40-249367/2017, Восемнадцатого ААС от 20.03.2019 г. дело № А76-20349/2018, Тринадцатого ААС от 17.01.2019 г. дело № А56-77064/2018). То есть, говорить о субсидиарной ответственности можно только в отношении руководителей компаний, исключенных из реестра после указанной даты.

2. Важный момент: КДЛ привлекается к ответственности, если действовал «недобросовестно или неразумно», что должны доказать кредиторы в ходе судебного разбирательства.


Как указал Верховный суд РФ в одном из своих последних определений

«…само по себе исключение юридического лица из ЕГРЮЛ в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), равно как и неисполнение обязательств не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в соответствии с названной нормой. Требуется, чтобы неразумные и/или недобросовестные действия (бездействие) контролирующих должника лиц привели к тому, что общество стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически за доведение до банкротства».  Определение Верховного суда РФ по делу № А65-27181/2018 от 30.01.2020г. Например, в отношении директора критерии неразумных или недобросовестных действий еще в 2013 году сформулировал Высший арбитражный суд РФ: (Пункты 2 и 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»)

- заключил сделку при конфликте интересов (личной заинтересованности), скрыл этот факт или такая сделка не была предварительно одобрена участниками Общества;

- скрывал информацию о совершенной им сделке от участников Общества, либо предоставлял им недостоверную информацию о ней;

- совершил сделку без обязательного для нее одобрения органов юридического лица;

- прекратив полномочия, удерживает и уклоняется от передачи документов компании, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для нее;

- знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам организации. Например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для компании условиях или с заведомо «подозрительной» организацией (например, «фирмой-однодневкой» и т. п.).

- принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации и т.п.

Некоторые суды посчитали сам факт непредставления руководителем отчетности, предусмотренной законодательством РФ, и неосуществления операций хотя бы по одному банковскому счету в течение последних 12 месяцев недобросовестным и неразумным поведением, и привлекли к ответственности. (Постановления АС Поволжского округа от 31.07.2019 г. дело № А65-27181/2018, Тринадцатого ААС от 20.03.2019 г. № А21-10587/2018). Иными словами, руководитель прекратил принимать действия, направленные на извлечение прибыли и создание самой возможности погашения долга.

Но большинство судов, в том числе и Верховный суд РФ, придерживаются мнения, что это не является исчерпывающим доказательством и требуют предоставить дополнительные факты недобросовестности или неразумности действий руководителя. (Определение Верховного суда РФ от 30.01.2020г. № 306-ЭС19-18285, постановления АС Поволжского округа от 01.01.2018 г. дело № А65-9284/2018, АС Западно-Сибирского округа от 15.02.2019 г. дело № А27-10070/2018, Постановление 3 ААС от 20 сентября 2019 г. дело № А33-29973/2018). При отсутствии таких доказательств суд должен отказать в иске.

Резюмируем: 1. Даже по компаниям, исключенным из ЕГРЮЛ самим налоговым органом, может «прилететь» субсидиарка. Под ударом все директора и участники исключенных ООО. Но только ООО.

2. Иск необходимо подавать в арбитражный суд по месту последней регистрации компании в ЕГРЮЛ.,

3. Необходимо доказать недобросовестность или неразумность действий привлекаемого к ответственности лица, повлекших в итоге неисполнение должником своих обязанностей перед кредитором. Простое указание на то, что должник исключен из ЕГРЮЛ и поэтому его директор (учредители) должны оплатить долг, не принимается судами во внимание. Суды настаивают на подтверждении фактов умышленного не погашения долга, вызванного поведением таких лиц.



Россия
Email: 150871@mail.ru
  • Facebook
  • YouTube

© 2015 Татьяна Агапова. Сайт создан на Wix.com